Jazz Acoustic Project получил приз зрительских симпатий Международного джазового фестиваля

С 12-го по 19 ноября во Владивостоке проходил XIII Международный джазовый фестиваль, на котором можно было услышать исполнителей из США, Японии, Франции, Германии. Выступили на нем и приморские коллективы, в частности Vladovski Electric Band, Jazz Daniels и герой сегодняшней статьи — коллектив Jazz Acoustic Project, объединивший музыкантов из Владивостока, Уссурийска и Санкт-Петербурга, выигравший в этом году приз зрительских симпатий.

Интересно, что Jazz Acoustic Project — это музыкальный проект, который существует совсем недавно, играет никому не известный еще до этого лета стиль джаз-мануш (цыганский джаз), но уже завоевал не одно зрительское сердце. Jazz Acoustic Project стал частым гостем в Contrabanda.Club, и автор этого текста на себе испытала красоту, магию и энергию музыки, которую передают музыканты со сцены на танцпол.

Мы встретились с создателем коллектива Александром Дьяченко, чтобы узнать все подробности о том, как ребята готовились к выступлению на Международном джазовом фестивале и каких еще сюрпризов ждать от них в будущем.

— Насколько я знаю, ты совсем недавно в Приморье. И вот вы за считаные месяцы собираете группу, которая побеждает на фестивале. Признавайся: ты все изначально спланировал?

— Ну, на самом деле я регулярно посещаю Приморье с 2013 года. Когда я впервые попал во Владивосток, я влюбился в него, в его жителей, в его атмосферу, энергию и регулярно приезжал, делая музыкальные проекты или играя сольные концерты. В последний раз был здесь в прошлом году. А этим летом так сложились звезды, что мои друзья, местные музыканты, не только захотели, но и смогли поддержать такой проект — цыганский джаз. Я в Питере играл мануш, здесь он еще не звучал. И естественным образом появилась мысль сделать это здесь. Тем более если есть с кем. Показать слушателю, что джаз бывает еще и вот такой. По сути, мы играем не столько стиль, сколько саунд — саунд акустического звучания, который сильнее проявлен в мануше, так уж сложилось исторически. А нам нравится акустический звук, в нем магия и энергия. Нам нравится джаз, поэтому все само собой и сложилось.

— Когда вас видишь на сцене, создается впечатление, что вы все талантливы и гармоничны. Перечисли всех своих ребят из проекта. 

 — На фестивале мы выступали в таком составе: Антон Мамонтов (гитара, вокал), Сергей Кабанов (контрабас), Анна Степанова (вокал), Алина Кашенко (скрипка), Павел Авдющенко (кларнет) и Иван Киселев (ударные, труба).

— И ты с гитарой.

— Верно.

— Как вы вообще собрались в один коллектив? 

— Это все — неслучайные встречи и пересечения судеб. Знакомства из той серии, когда встречаются родственные души. Как спичка: либо зажигается, либо нет — все очень просто. Если она зажигается, то становится неважно, сколько кому лет и у кого какой опыт. Происходит какое-то душевное единение и понимание, и тогда музыкальное пространство становится единым.

Первые, с кем я познакомился, были Антон Мамонтов, наш гитарист и вокалист, и его на тот момент девушка, а сейчас жена — Алена. Они затащили меня в Уссурийск, это было летом 2013 года, где неизбежным образом произошло знакомство с Сергеем Кабановым — контрабасистом Jazz Acoustic Project, легендарной личностью в творческих кругах Приморья.

И мы так быстро подружились и почувствовали друг друга музыкально, что сделали несколько локальных совместных концертов в Уссурийске и Владивостоке до моего возвращения в Питер. Пересеклись с Павлом Авдющенко, нашим кларнетистом и саксофонистом. Поиграли, почувствовали, что ниточка есть. А через два года вот так неожиданно она и проросла.

Анна Степанова пела в кавер-бандах с Сергеем Кабановым, и, когда задумывался проект, эту вокалистку уже знали и имели в виду. С Алиной Кашенко, великолепной скрипачкой из Владивостока, мы познакомились в том же 2013 году, а в 2014-м мы вместе играли в проекте «Бард-бенд «ТриКо». А Ваня Киселев — ударник — наш хороший друг, как и вся группа Jazz Daniels. Самое главное, он, как говорят музыканты, в теме — ведь мануш нельзя играть скучно и без драйва. Кроме того, ему нравится, что в Jazz Acoustic Project ему можно играть и на трубе.

— Давай вернемся к фестивалю. Какой-то отбор приморских участников вообще был? И если был, то как вы прошли его? 

— Музыкальный мир Приморья не настолько велик. Вливание в информацию — естественный продукт процесса развития любого музыкального коллектива. Мы знали, что будет в этом году джазовый фестиваль — так же, как и в прошлом. Подали заявку еще в августе, администрация фестиваля посмотрела наш материал, все понравилось, мы связались — так оно и получилось.

— Как выбирали песни для исполнения? Поспорить пришлось?

— Композиции предлагали все. Мы сообща решали, что играть, исходя из заранее определенных критериев. В 40-минутной программе хотелось показать разнообразие музыки, звучания, выразить всех вместе в ансамбле и каждого в отдельности как музыканта. И сыграть мы хотели не только мануш-композиции, но и вокальные вещи и авторскую музыку, то есть показать ширину концепции проекта, играющего джаз в акустическом саунде. И вещи, соответственно, подбирались максимально интересные в рамках этой концепции.

— Ваша программа была четко отрепетирована или вы полностью импровизировали на сцене?

— Конечно, импровизировалось в тех местах, где для этого были место и условия. Все темы были отрепетированы, но играть джаз — это, в принципе, импровизация. Поскольку течение и ощущение музыки может быть совершенно разным — моменты какой-то внезапной громкости или тишины или ощущение какой-то нотки — они не репетируемы в принципе, они чувствуемы, и чувство этого нарабатывается концертным опытом и совместной игрой.

— А как вообще проходят у вас репетиции, как часто и где вы собираетесь?

 — Репетируем мы в Уссурийске дома у нашего контрабасиста. У него большой дом, уютный и гостеприимный. Этого вполне хватает для нашего саунда, не требующего большого подзвучивания на репетициях. Частота самих репетиций во многом зависит от свободного времени, наличия или отсутствия концертов и тому подобных нюансов, но собираться стараемся регулярно. Несколько раз в неделю — это уж точно. А перед фестивалем мы работали, конечно. Причем открою секрет: у нас общей сводной репетиции как таковой не было. Поскольку Иван и Алина были на удалении, мы расписали все партии, записали репетиции на диктофон, делали минусовки, отправляли все им для самоподготовки.

За несколько дней до фестиваля в Уссурийск приехал Ваня, а Алина не смогла, мы прогнали программу с ним. Потом мне удалось во Владивостоке пересечься с Алиной, проработать вдвоем все ее вещи. Потом она тоже приезжала в Уссурийск — и мы поиграли с ней. Но все вместе так ни разу и не играли. Волновались, конечно, за то, как это все будет звучать, когда все склеится. Но в то же время была уверенность, что, как бы это все ни склеилось, получится хорошо, поскольку музыканты все опытные и музыку чувствуют.

— Сам насколько доволен выступлением и реакцией публики?

— Было очень приятно чувствовать отдачу от зала. Мы рады, что смогли передать нашу бурную жизненную энергию дальше. Два концерта — на фестивале и в «Контрабанде» в тот же вечер — были для нас Теми Самыми Концертами — с большой буквы. Это была кумуляция всего того, что происходило в течение этих четырех месяцев, репетиций, концертов, развития, открытий. Количество перешло в качество, особенно на концерте в «Контрабанде». Мы сыграли очень легко и этим довольны.

А еще порадовало то, что мы смогли своей энергией, показывая интерес к тому, что делаем, познакомить зрителей со стилем мануш. И в «Контрабанде» было здорово наблюдать за людьми, лихо отплясывавшими именно под мануш-композиции! Спасибо вам, друзья! Мы еще раз подтвердили, а вы еще раз удостоверились, что такая музыка имеет право на существование в головах слушателей, она не пошлая, не мертвая, не попсовая, а полноправно живая, потому что напрямую зависит от энергии играющих и слушающих ее.

— Традиционный вопрос напоследок: какие творческие планы теперь — после приза зрительских симпатий? Куда дальше?

— Получение приза зрительских симпатий дает нам возможность отыграть большой сольный концерт в филармонии. Остается осознать все масштабы и следствия произошедшего, ужаснуться и начать готовиться в полный рост.


Фото:

Валентин Труханенко, РИА «Восток-Медиа»,

Алексей Воронин, газета «Владивосток»,

Виктория Василенко, пресс-центр Приморской краевой филармонии