The Starkillers показали России «Мяса и Зрелищ»

Завершился российский тур хабаровских турборокеров The Starkillers. В 14 городах нашей необъятной Родины команда представляла свой третий альбом с недвусмысленным названием «Мяса и Зрелищ». Во второй части тура — от Уфы до Иркутска — The Starkillers выступали на одной сцене с металкор-группой Caliban. О том, как это было, нам удалось пообщаться с Денисом Рублевским после концерта Caliban во Владивостоке.

Денис Рублевский, фронтмен группы The Starkillers, турменеджер группы Caliban в Сибири и на Дальнем Востоке:

— Я рад, что за последние несколько недель мы выступили, без преувеличения, перед совершенно новой и огромной аудиторией из других городов. Под этой аудиторией я подразумеваю новую публику из нескольких тысяч человек, которые никогда нас до этого не слышали. Был один город, в котором на наш концерт пришло не более 50 человек, а были города, где было, например, 400 человек. Ну а в среднем на выступлении было человек по 250–300.

Я всегда прошу поднять руку тех, кто слышит наше творчество в первый раз. Попадались площадки, где все нас знали: из 200 зрителей не поднимали руку только человек 15. А были города, где поднимали руку 4 человека из 300. Но тем не менее без ложной скромности могу сказать, что через 3–4 песни почти все они были наши, веселились и дурачились вместе с нами. Плюс было очень приятно увидеть на концертах музыкантов из самых разных команд — от Amatory и Poets of the Fall до Lumen и Nomad.

Мы, как всегда, травили кучу баек, рассказывали столько историй про Дальний Восток: про гробы с черной икрой, про Шамору, про «сутенермобиль», про шаурму из медвежатины... Ты будешь смеяться, но в двух городах мне предложили приехать со стендап-выступлением на тему рок-музыки.

Зрители нас очень хорошо принимали. Я в очередной раз убедился, что людям не хватает теплого общения. У нас были случаи, когда нас не хотели отпускать со сцены, просили еще что-нибудь рассказать. Это было очень круто. Я очень полюбил Сибирь, некоторые города мне заново открылись.

Помимо стандартных гитар, процессоров, примочек, железа для барабанов, я вез с собой подарки, икру, «Панты на меду» и «Капитанский ром». А оттуда я привез кучу презентов. Специально не стал в этот раз выкладывать в Сеть, поскольку среди них есть очень много нескромных.

О мерче (промопродукция с логотипом группы. — Прим. ред.). Огромное количество людей в Хабаровске и во Владивостоке обиделось лично на меня за то, что я не привез в эти города мерч Caliban и The Starkillers. А не привез я его по той причине, что его весь скупили. Публика, которая ходит на рок-концерты, всегда поддерживает исполнителя, скупая всю его атрибутику.

В Уфе, городе группы Lumen, у нас возникли проблемы с аппаратурой. Ребята из группы Lumen одолжили нам свое оборудование. Когда Caliban посмотрели, что это за аппаратура, то очень удивились. Представь, что самая дешевая «голова» стоит несколько тысяч евро. Спасибо люменовцам, что так здорово нам помогли.

В туре я похудел на 6 килограммов за 2 недели. Типичный график в туре у нас и у Caliban следующий: ты приезжаешь на поезде утром в город, едешь в гостиницу, моешься, стираешь свои вещи, вешаешь на батарею и ложишься спать. Просыпаешься в обед, ешь, собираешься, едешь на площадку. У тебя заканчивается саундчек, и ты, если успеваешь, что-то смотришь в городе. Когда у тебя заканчивается концерт, ты отходишь, ешь второй раз за день и едешь ночью на вокзал. Примерно с 2 часов ночи и до 6–8 часов утра ты едешь в другой город. Приезжаешь в следующий город, и все повторяется снова. Теперь ты понимаешь, почему футболки стираются утром? И почему спишь ты не в поезде, а с 9 часов утра до 2 часов дня в гостинице? Caliban с нами перемещались абсолютно так же, по такому же графику. Но только в туре у них был 21 город.

До этого тура мы дважды разогревали Caliban в Хабаровске и очень хорошо знакомы с ними лично. Представители концертного агентства «Полигон» предложили мне быть турменеджером Caliban, поскольку я хорошо знаю весь Дальневосточный регион и Восточную Сибирь.

Ребятам очень понравилось. Говорили, что им не хватало такого человека, который бы их понимал. Я-то знаю, что музыкантам необходимо до и после концерта, потому что я сам и артист, и организатор, и зритель, и турменеджер. То есть я понимаю, что нужно группе, публике, локальному промоутеру и организатору тура.

Я понимаю, что мой английский далек от идеала. Чтобы быстро и комфортно говорить по-английски, надо перестать общаться с русскими. Если хотя бы часов восемь ты общаешься только с иностранцами, уже начинаешь думать по-английски. И как только ты начинаешь думать на другом языке, сразу снимаются все барьеры. Для меня самый главный показатель был, когда мы c Caliban начали шутить сложные шутки на английском языке.

В некоторых городах я пел вместе с Энди (Андреасом Дёрнером, вокалистом Caliban. — Прим. ред.) песню We Are the Many. Эта песня — загордяк. В оригинале Энди записал ее с Митчем Лакером, вокалистом Suicide Silence. Митч Лакер погиб, но для современного поколения любителей экстремальной музыки он культовый музыкант, поскольку он очень крутой фронтмен, крутой вокалист. И петь песню, которую пел Митч Лакер, — это круто. Я пел далеко не во всех городах ее. Иногда они меня заранее предупреждали, а иногда это было спонтанно: я слышал свое имя, видел, как они мне руками машут, и выходил на сцену, и мне давали микрофон.

Кстати, после этого тура мы в очередной раз хотим менять подход во всем, что касается аппаратуры на концерте. Я был впечатлен тем, как ребята работают со звуком. Ты видела, чтобы, когда они на сцену вытягивают по 50–70 человек, им кто-то на примочки-педали наступал? Ты видела на сцене хоть один монитор? Их уровень работы с процессорами, плейбэками (звуковыми подложками. — Прим. ред.), вся техническая оснащенность — XXI век. Причем там нет ничего сложного или лишнего, все очень лаконично и профессионально, все помещается в пару небольших «рэков» (монтажную стойку или шкаф для размещения тяжелой аппаратуры — усилителей, серверов, микшеров, блоков питания. — Прим. ред.).

Дальневосточные группы, поезжайте в туры, вкладывайте в это свои деньги. Знакомьтесь с новыми людьми, другими музыкантами, местными организаторами и промоутерами, смотрите новые площадки и клубы, набирайтесь новых впечатлений. Сто тысяч человек, которые о тебе узнали из сети «ВКонтакте», — это очень круто. Но пять тысяч человек, которые тебя послушали вживую, посмотрели, что ты такое, вживую, стоят этих ста тысяч.

Фото: Theodore Zhuravkov (Новосибирск), Евгений Егоров (Тюмень), Дмитрий Штифонов (Красноярск), Лера Литвинцева (Красноярск), Илья Сакулин (Иркутск), Дмитрий Ефремов (Владивосток)