Разговор о самом маленьком человеке

«Самым маленьким человеком может быть кто угодно — я сам, твой сосед, депутат и водитель трамвая»,— объясняет Максим Будущев, обаятельный молодой человек, коллектив которого обладает удивительной энергетикой и преображает слушателя с первых минут своего выступления. 

— Как ты впервые вышел со своими стихами на публику и как они легли на музыку?

— Еще в школе я довольно хорошо читал стихотворения. Конкурсы всякие выигрывал... Во Владивостоке с 2011 года стал иногда появляться на вечерах, посвященных известным поэтам. И как-то после вечера Иосифа Бродского меня позвал Спарткак Голиков на «Поэробику». Смысл был в том, что читать надо свое, и желательно под аккомпанемент. Примерно в это время я в соцсети «ВКонтакте» подружился с Сашей. В одном из разговоров всплыло, что он играет на бас-гитаре. Вот и позвал его вместе с собой на «Поэробику» — подыграть, так сказать, ни на что особо не надеясь. Тогда не знал, что Саша профессионально с инструментом дружит. Отправил ему какую-то «а капеллу», он почти сразу прислал готовую песню. Мне очень понравился итог. В общем, впервые с ним и вышел со своими рифмованными строками на публику.

— Как это было? Волнительно?

— Это была маленькая кофейня-пиццерия. Пришло много очень людей для такой площади. Все теснились. Я переживал, конечно. Но знал, что у нас довольно интересная программа, и мы ее даже несколько раз репетировали. Так что были готовы. Оставалось только расслабиться и попробовать поймать отклик слушателей. Играли минут десять всего. Но этого было достаточно, чтобы словить какой-то кайф. Сцены не боялся, так как не впервой было, знал, как нужно настроиться. Главное — материал подать хорошо, а там все равно, свои стихи или нет. Музыка очень помогла. Заряд хороший получил, помню, гулял потом у недостроенного моста одухотворенным.

— В чем разница — читать с музыкой или без?

— Я не считаю свои стихи крутыми. Да и стихами-то не считаю. Без музыки им не суждено существовать. После первых выступлений я стал появляться на «Чтиве», но удовольствия особого так и не смог поймать. Мне и сочинять-то нравится больше под конкретную музыку, то есть дополнять ее, что ли... Поэтому отделять слова от музыки нечестно.

— Значит, музыка у вас первична? Как возникают ваши композиции?

— Честно, не знаю, что первично. У нас и споры небольшие до сих пор по этому поводу. Но музыка способствует появлению образов часто. Когда мы начинали, слова-стихи были уже написаны почти все. Я говорил Саше, чего хочу, он меня каким-то образом понимал. Сам не знаю как. Бывало, что я просто включал дома левую музыку, которая, на мой взгляд, подходила под слова, и записывал сверху голос на телефон. Показывал, а Саша выдавал все то же самое, но на басу. Странно было, но сочеталось здорово.

Первый мини-альбом писали вообще в спешке. Сашу в армию забирали, и за пару дней до мы решили все наработки довести до ума. Хотя изначально планировали просто вживую играть. Так вот, музыку для «Луны» и «Дауншифтинга» придумывали на месте. Кажется, даже с одного дубля записали. Тогда была идея спонтанности, грязного звука и импровизации. Пожалуй, это чувствуется в альбоме. Как-то душевно и по-домашнему вышло. Сейчас все иначе…


— Что изменилось?

— Подход стал очень педантичным. Группа разрослась до четырех человек. Сложная музыка, не всем и не сразу понятная. Аранжировки, развитие, соло-партии. Песни из коротышей превращаются в музыкальные романы. Я стал критично относиться к словам, которые хочу сказать и за которые не будет стыдно через 3–5–10 лет. Раньше песню можно было сделать за пару часов полностью с нуля. Сейчас после записи или выступления у меня может возникнуть отвращение к словам. Кажется, что это какие-то глупости и банальности. Начинаю или кромсать, или переписывать полностью. «Самый маленький человек» повзрослел. А с возрастом развивается чувство ответственности. Это точно про нас.

— Кто теперь в составе группы?

— Саша Фролов — бас-гитара и клавишные (последние пока только на концертах), имеет кучу музыкальных электронных проектов. Потенциала ему вообще не занимать, так как развивается прямо на глазах.

Дмитрий Ноткин — электрогитара. У него дома мы записываемся, сочиняем, репетируем и нервируем соседей. Помимо «СМЧ», играет в нескольких группах рок-направленности. Большинство примочек, которые используем на концертах, Дима собрал своими руками.

Руслан Земляникин — перкуссия. Руслана я знаю лет восемь. Из них пять — лично. Так вот, мне кажется, Руслан играет на всем, что может издать хоть какой-нибудь звук. И часто участвует в интересных музыкальных проектах. Мы пригласили его, когда поняли, что нам не хватает ударных в некоторых песнях. Теперь бит и перкуссия у нас везде. И даже старые песни задышали по-новому.

— Скажи, правильно я понимаю, что речь идет о некоем лирическом герое — самом маленьком человеке?

— Может быть, он и был на первых порах, но сейчас точно растворился. Самым маленьким человеком на самом деле может быть кто угодно — я сам, твой сосед, депутат и водитель трамвая. В определенный момент, конечно же.

— Сколько в самом маленьком человеке тебя? Насколько его состояние, настроение, мысли совпадают с твоими?

— Все фильтрую через себя, так или иначе. В одной песне меня сто процентов, в другой — десять. Но эта маленькая часть может быть очень личной, интимной. Настроение часто задает музыка, а вот исходя из того, какое она вызывает лично у меня состояние, и рождаются мысли. У меня есть кусочки стихов, которые ждут своего часа. Их нужно развить, просто пока нет такой музыки.

Я даже не могу сказать точно, что меня вдохновляет. Это может быть герой романа, пустая грязная кружка или фраза, случайно услышанная и по-особому подействовавшая на меня. Если бы я знал, как это работает, был бы безумно рад. Просто в какой-то момент начинаю записывать. Чаще всего песня начинается, когда я куда-то еду или иду по улице. Потом довожу до ума.

— Опиши самого маленького человечка: какой он, о чем думает, чем живет? Какой был и какой стал?

— Раньше самый маленький человек был по-юношески горяч, вспыльчив. Особо не следил за словами и бросал всем и каждому вызов. Сейчас он по-прежнему обращает на себя внимание. Но если раньше для этого кричал и бил бутылки об пол, то сейчас тихо и спокойно делает свое дело, пусть даже и бьет те же самые бутылки. Думает он о том же, о чем и раньше, но делится не всеми мыслями. Стал чуть более скрытным. Раньше он больше среди друзей был, а теперь среди знакомых и малознакомых. К другой среде привыкает долго.

— О чем большинство его мыслей?

— Мысли… Да обычные мысли, мне кажется. О себе и близких. О поступках, которые совершил или не совершил. Неуверенность в завтрашнем дне, воспоминания о беззаботном и алкогольном времени. Ничего хитрого.

— В социальных сетях на вопрос о стиле группы ты ответил, что вы самобытны и не видите необходимости сковывать себя рамками. Но музыкальные порталы таки определяют ваш стиль. Как ты ответишь на этот вопрос сейчас?

— На порталах все группируется — в первую очередь для удобства. По стилю/жанру удобно искать музыку, которой интересуешься. «СМЧ» обычно в разделе абстрактного рэпа, и попасть в соседство к панку или року, конечно, не может.

А вот стиль по-прежнему не могу назвать. Его и нет точного. Весь новый материал, который сейчас делаем, близок к джазу и RnB. Но не джаз ведь у нас! А стиль исполнения к хип-хопу близок — явный речитатив. Мы как-то пытались разобраться, у нас получилось что-то вроде пост-фьюжен-джаз-нео-шансон-рэп-шмеп.

— Вы выступаете в совершенно непредсказуемых местах. Расскажи о площадках, на которых вы выступали, выступаете и будете выступать. Какая на данный момент запомнилась больше всего?

— Мы выступали на небольших площадках, чаще не рассчитанных на живой звук. Несколько раз в бывшем антикафе «Отдел культуры», на уже закрытом «Чердаке», в городе Артеме в антикафе «Улитка». Запомнился самый первый концерт, который был в подвале. Там то ли студия была, то ли репетиционная точка. Народу много пришло неожиданно. Это было очень приятно. Еще в магазине виниловых пластинок «Контрабанда». Очень атмосферно вышло. Само место крутое, и мы тогда позвали нас поддержать группу ANK YQU. Народу очень много было. Прямо как селедки в банке. Еще в Gallery & More впервые отыграли вчетвером. Был ужасный звук, опять-таки много людей и хорошая такая атмосфера. После концерта мне хозяин заведения сказал, что было очень громко и они не рассчитывали на такое количество людей. Забавно. Мы же не в карты пришли поиграть. Как-то в бар приглашали, куда приходят бухать конкретно. Больше в бары не пойдем — не место для музыки нашей. Последний раз играли на Ночи библиотек в антикафе с совершенно экспериментальной программой под клавишные. Интересно и здорово вышло. Возможно, еще попробуем. Сейчас пока паузу сделали... Четыре человека в группе — это много с учетом того, что все работают. Очень редко стали собираться.

— Где бы хотелось выступить? Есть такие места?

— В другом городе, где нет друзей и знакомых. Интересны эмоции слушателей, не очень готовых к таким экспериментам. Конкретных городов нет, неважно вообще.

— А в другой стране с другим языком было бы интересно слушать вас, как считаешь?

— На SoundCloud на нашей страничке как-то написал человек, что очаровался очень, хотя не понимает языка. Поэтому да, интересно. Я считаю, что у нас есть особая энергетика. А слова на всех наших концертах, как правило, слабо разборчивы.


Слушай треки смч>>


Следи за новостями — будь в центре событий!