Релиз от Anthony NOVA & James Lo Scott

2 августа в социальные сети выпущен весьма любопытный и качественный аудиовидеопродукт: клип Anthony NOVA & James Lo Scott на песню «Oh, no» (cut version). Клип появился в результате творческого тандема известного хабаровского видеографа Алексея Харина и двух талантливых музыкантов — Антона Гаврилова и Константина Лоскутова. Сама музыкальная композиция представлена в так называемой урезанной версии, поскольку работа над ней еще не закончена. По возвращении Константина Лоскутова из тура по Китаю, в котором он сейчас находится, аудиоматериал будет доработан и уже полноценно опубликован в Сети. Небольшое интервью мы взяли у Антона Гаврилова (вокал, клавиши), пока незнакомого читателям нашего портала.

— Константина Лоскутова (James Lo Scott) мы уже знаем по другим электронным проектам. Давай познакомим аудиторию с тобой. Где мы уже могли тебя слышать?

— В моей жизни существовали три крупнейших проекта. Первый — это, конечно, «Голос», на кастинге которого я пребывал в начале июля в Москве. Попаду я на сьемки или нет, неизвестно, но сам факт участия в отборе сыграл важную роль. Второй — эстрадно-джазовый народный коллектив «Планета Голливуд», в котором я состоял около двух лет. И третий — мой собственный, о котором пока еще никто не знает, но который в разработке уже более пяти лет. В «Планете Голливуд» мне выпала честь стоять с крупнейшими русскими артистами на одной сцене, гастролировать по России, поучиться мастерству артиста, но самое главное — это увидеть принцип функционирования шоу-бизнеса в общем, что сыграло важную роль в моем творчестве. Ну а в целом едва ли вообще кто-то слышал обо мне. Я этого стараюсь не допускать.

— Как давно возник ваш дуэт с Константином и единственная ли это совместная композиция? Кто автор музыки и текста?

— Автор музыки и текста — я. Константин же отвечает за полную версию трека, которая выйдет в этом месяце!

Наш дуэт возник совсем недавно (около двух месяцев назад) по совершенно спонтанным обстоятельствам. Костя нашел меня, мы познакомились и с первой встречи поняли, что нас ждет долгий путь и очень много работы. Впервые в жизни в Хабаровске я встретил поистине достойного музыканта, равного мне и даже в какой-то мере лучше меня, что немаловажно. На данный момент это единственная композиция, которую вы услышали. Но одна из десятков, которые вы услышите в будущем, — амплитуда нашей деятельности простирается от EDM до neo soul, наши навыки в сумме обретают серьезный уровень, а безумие и фантазия выходят за рамки дозволенного. У нас очень много работы.

— Песня записывалась для клипа или идея снять клип пришла позже?

— Этой песне около полугода. И дело лишь в том, что Алексей Харин, с которым меня познакомил сам Лоскутов, услышав ее, сказал: «Я хочу клип!!!» Именно в тот момент для кастинга в «Голос» мне нужно было портфолио, и мы за пару дней до моего вылета в Москву отсняли этот материал в экспериментальном режиме.

Знакомство с Алексеем было очень важным в моей жизни. Все те люди, с которыми мы работали на съемках, — уже часть меня. Я влюблен в них, потому что только с ними я чувствую себя тем, кем поистине должен быть. В шутку мы называем друг друга Space Team («Космокоманда»).

И это далеко не последняя и далеко не самая лучшая работа, которую вы увидите!

— Как ты представляешь себе того самого слушателя, который точно будет не раз крутить ее в своем плеере?

— Когда вы слышите щебетание птиц утром, вы готовитесь начать этот день. Когда вы слышите шум моря, вы, успокаиваясь, переноситесь в измерение настоящей девственной жизни. Когда вы слышите шепот любимого человека, ваше сердце начинает биться с любовью.

Все, что я пытаюсь сделать уже на протяжении шести лет, — это научиться вкладывать часть своей души в звук и делать его «насыщенным душой», ведь звуки, а тем более музыка содержат в себе колоссальное влияние.

Соответственно, в своем идеальном слушателе я вижу того, кто умеет в звуке услышать душу. А это, поверьте, тонкое искусство. Я вдохновлен такими артистами, как Hans Zimmer, Andrea Bocelli, James Blake, Elvis Presley, исходя из этого, слушателем может быть кто угодно, но он должен различать в колебаниях воздуха на определенной частоте ту боль, радость, отчаяние или страх, которые я положил в них.